Что такое жизнь? Утренний свет, разбивающий замкнутое пространство стен. Аромат кофе и табака, глубокими толчками заполняющий душу. А может быть, пойманный в банку светлячок, шелест его крыльев по стеклу. Жизнь — это чистовик намаявшейся души.

Проект «Одной строкой» — это вовсе не интервью без вопросов, это исповедь прохожего, который сжимает в руке пойманную улыбку Моны Лизы.

Максималистка

— Я считаю, что самое главное — уметь сопереживать. Мы зачастую, выслушав чужую исповедь, либо зеваем, либо начинаем жаловаться сами. Словно око за око, беда за беду. Вот это грех. Основа дружбы — именно участие в судьбе другого человека.

— Среди моих минусов (лени, упрямства) есть еще и неприятие. Я — максималистка. Мама говорит, что быть Жегловым плохо. Помните — «вор должен сидеть в тюрьме»? У меня так все. Хорошие или плохие относительно моей системы ценностей. Не прощать, не забывать, вычеркнуть и забыть.

— После того, как я прочитала труды Джозефа Овертона о технологии лжи, я не смотрю телевизор. Ток-шоу, новости и даже научные передачи переворачивают наше сознание, чтобы из черного сделать серое, а потом выбелить. Мне очень понравился прием обеления каннибализма. Этот пример Овертона вам, несомненно, напомнит другой социальный аспект.

Сначала идут ученые, изучающие каннибализм, например, в Африке, потом политики, осуждающие «радикальный каннибализм», потом социологи рассказывающие о нормальных, добрых людоедах, следом общественные деятели запрещают слова «людоед» и «каннибал», так как они оскорбляют больных людей, затем снимают фильм о несчастном «больном», и всё, понеслось — можно жрать людей. За двадцать лет такой постепенной пропаганды общество привыкнет и начнет питаться друг другом. Так будет побеждена перенаселенность Земли. А еще вспомнят, что греческие боги пожирали всех подряд; мать, спасшую детей, напоив собственной кровью, и даже обряд, когда верующие пьют вино — кровь и едят просвиру — плоть. А потом все скажут, что поедать другого — закон жизни.

Помните, повсюду ложь.

— Любимая книга? «Белая гвардия» Булгакова. Перечитываю и плачу. Иногда такая тоска накатывает, а поводов плакать нет. Тогда я беру эту книгу и уже с официальным поводом реву.

— Любовь накрывает с головой. Ей плевать на ваши музыкальные предпочтения и планы на будущее. Это как в водовороте, схватил случайно спасательный круг и выжил. Какая разница — желтого он цвета или в горошек?

— Мой папа немногословен, на вид — хмур и нелюдим, а мама — болтушка, у нее полгорода знакомых. Они вместе не потому, что притягиваются «плюс» и «минус». Они были созданы друг для друга и обречены на встречу, а значит, и на меня. Я верю, что влюблюсь на всю жизнь.

— Я люблю собак. Мне всё равно: дворняга или породистый пес. Я влюбляюсь в них каждый день, по дороге на работу и обратно. Каждый вечер я покупаю шесть сосисок для брошенных собак. Однажды я куплю дом в деревне и заберу их всех туда. Вот такая у меня безумная мечта.

— В моем идеальном мире (раз уж я объявила себя максималисткой) каждый человек выполняет честно и с полной отдачей работу. Ее он выбирает сам, семью тоже. А потом сеет хлеб, пасет овец или идет охранять границы. Он не смотрит на других женщин, не считает чужие деньги, не завидует и не бросает своих. Каждый должен осознавать, что тишина и спокойствие — основные блага. Нужно любить, принимать и уважать других. А после смерти о каждом таком человеке слагают песни. Песни поднимаются в небо и проливаются дождем.