Прошедшие дни не ознаменовались какими—либо потрясениями для России.

Депутаты заседали, чиновники решали, ну ещё переговоры в Катаре об ограничении добычи нефти закончились провалом. Оставим пока мировые проблемы и посмотрим, что произошло в стране.

Прогульщиков к ответу

Депутаты Госдумы, срок полномочий которых истечёт в сентябре, озаботились трудовой дисциплиной в своих рядах. В третьем чтении они приняли закон, предполагающий досрочное лишение полномочий депутатов за прогул.

Документ поддержали 344 парламентария, 94 выступили против, один воздержался.

Предполагается, что за прогул 30 и более календарных дней фракция депутата или комитет, в котором он состоит, смогут вынести вопрос о досрочном прекращении полномочий парламентарий. Решение будет принимать создаваемый Госдумой орган, затем в течение месяца парламент будет принимать соответствующее постановление.

При этом из текста документа не ясно, идет ли речь о прогуле 30 дней подряд или в течение какого-либо периода: там говорится, что вопрос может быть поднят «в случае неисполнения в течение 30 и более календарных дней обязанностей» парламентария.

В ходе обсуждения законопроекта депутат от КПРФ Борис Кашин предположил, что текст «напрямую спущен из Администрации президента». Во фракции посчитали проект закона неконституционным, утверждая, что депутат избирается народом, и только народ может лишить парламентария полномочий. Коммунисты допустили, что в случае принятия закона обратятся в Конституционный суд с просьбой толкования документа.

Проект закона в Нижнюю палату внесли депутаты от «Справедливой России» и «Единой России». Депутаты фракции СР Илья Пономарев и Сергей Митрофанов по нескольку месяцев не ходят в парламент, оба находятся за границей, а в России являются фигурантами уголовных дел.

Благотворителей приравняли к политикам

Ещё одним спорным законом отметилась Госдума 20 апреля. Как пишет издание «Православие и мир», она «в первом чтении одобрила законопроект, приравнивающий благотворительную деятельность в России к политике. Всего таких чтений будет три, после чего закон передадут на утверждение в Совет Федерации. На первом этапе за документ проголосовало большинство депутатов — 381. Если его примут, многие некоммерческие организации, помогающие больным детям, сиротам, инвалидам, жертвам стихийных бедствий и катастроф, станут „иностранными агентами“. Проект относит к политическим действиям всё: участие в проведении публичных мероприятий, открытые обращения к органам власти, социологические опросы и даже высказывание своего мнения о решениях чиновников».

Если бы думский законопроект приняли ещё в марте, в апреле на прямой линии президента России памятные вопросы руководителя Благотворительного фонда «Выход» Авдотьи Смирновой и учредителя благотворительного фонда Константина Хабенского тоже сочли бы политической акцией. Нелепо? Более чем. Но авторы парламентского документа настаивают: «Формы, цели и сферы, в которых осуществляется политическая деятельность — один из признаков некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента». Их позицию на слушаниях в ОПРФ обозначила заместитель директора департамента по делам НКО Минюста РФ Анна Котова.

Член Общественной палаты РФ Вероника Крашенинникова высказалась яснее:

«Многие организации, финансирующие благотворительные и социальные программы в России, возглавляют иностранные военные и сотрудники спецслужб. Формально занимаясь неполитической деятельностью, они активно вмешиваются во внутреннюю политику страны, встречаются с представителями оппозиции, общественными деятелями».

То есть кругом враги, Отчизна в плотном кольце недругов.

В скандальном законопроекте говорится, что некоммерческая организация признаётся участвующей в политике, «если независимо от целей и задач, указанных в ее учредительных документах, она осуществляет деятельность в сфере государственного строительства и основ конституционного строя РФ,.. законодательного регулирования прав и свобод человека и гражданина в целях оказания влияния на выработку и реализацию государственной политики, на формирование органов местного самоуправления, на их решения и действия».

Дальше перечисляются формы: организация и проведение публичных мероприятий, дискуссий и выступлений; участие в деятельности политических партий; публичные обращения к госорганам и должностным лицам; влияние на изменение, отмену законов или иных правовых актов; распространение, в том числе с использованием современных информационных технологий, оценок решений, принимаемых государственными органами...

По новому документу некоммерческие организации не смогут:

· заставить депутатов внести поправки в любой следующий недоработанный или безграмотный закон,

· вмешаться в конкретную ситуацию, если кому-то из граждан или организаций инвалидов потребуется помощь,

· послать письмо (запрос) в Минтруд, Минздрав, другие ведомства,

· обратиться со своими проблемами к журналистам или сообщить о них пользователям социальных сетей,

· критиковать действия любого органа власти: от муниципалитета до правительства,

· фактически им ни с кем нигде ни о чем нельзя будет говорить.

Во время слушаний в ОПРФ заместитель секретаря палаты Сергей Орджоникидзе совершенно определённо сформулировал, чем в России должны заниматься благотворительные организации: за свой счёт, из своего кармана одаривать больных и нуждающихся и довольно.

Политика, работа государственных служб и — внимание — интересы общества — не их дело. А чьё? — задаёт вопрос издание.

Вспомнили о дальнобойщиках

Российское правительство внесло в Госдуму законопроект, который фактически освобождает от уплаты транспортного налога перевозчиков, использующих автомобили массой более 12 тонн, в форме налогового вычета. Таким образом, их планируется избавить от двойного налогообложения в связи с введёнными с ноября прошлого года сборами в системе «Платон».

«В целях снижения финансовой нагрузки на налогоплательщиков транспортного налога законопроектом предлагается освободить от уплаты транспортного налога юридических и физических лиц в отношении транспортных средств, имеющих разрешённую максимальную массу свыше 12 тонн», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. Впрочем, речь формально идет не об отмене транспортного налога, а о том, что при его оплате будет учитываться сумма уплаченного дорожного сбора в системе «Платон». То есть, фактически, это вычет из транспортного налога.

Как отмечается в сообщении правительства, сумма налога, исчисленная организациями и физлицами по итогам налогового периода на 12-тонники, уменьшается на сумму платы, внесённой в отношении этого транспортного средства в данный налоговый период.

Эта налоговая преференция будет применяться для организаций с 1 января 2016 года, а для физических лиц — с 1 января 2015 года. Льгота временная — будет действовать до 1 января 2019 года.