Два года назад противостояние, начавшееся на Украине ещё в ноябре 2013–го, пришло к кровавому финалу.

20 февраля 2014 года в Киеве на Институтской улице зазвучали выстрелы, жертвами которых стали люди по обе стороны баррикад. Столкновения в Киеве 18-20 февраля привели к гибели более 100 человек – многие скончались в больницах, сотни получили ранения.

21 февраля между оппозицией и тогдашним президентом страны Януковичем было заключено скандально известное соглашение о создании правительства национального единства, единственным реальным итогом которого стал государственный переворот, в результате чего к власти пришли оппозиционные фракции Верховной Рады.

Всё это позже получило название «Революции достоинства», и, как и положено всем революциям, открыло дорогу самым несбыточным мечтам, самым омерзительным проявлениям человеческой натуры и гражданской войне. В самом Киеве вторую годовщину Евромайдана отметили более чем скромно - на улицы города для участия в памятном вече вышло не более 2 тысяч человек (против 10 тысяч в прошлом году). Впрочем, без погромов всё равно не обошлось - националисты и здесь напомнили о себе, забросав камнями и петардами офис Рената Ахметова, а затем устроили беспорядки в представительствах российских банков. Полиция традиционно не вмешивалась, однако, как позже сообщили украинские СМИ, возбудила против нападавших уголовные дела по статье «хулиганство».
Президент «незалежной» Пётр Порошенко на Майдан заехать не рискнул, ограничившись встречей в администрации президента с семьями «небесной сотни». Родственникам погибших он в очередной раз — правда, не лично, а через официальный сайт, где от его имени появилось пространное сообщение об «успехах революции» — пообещал наказать всех виновных в расстрелах на площади Независимости. Для этого, дескать, нужно только «окончательно принять изменения в конституцию в части судебной реформы».

Как написано на одном из украинских сайтов, «работа по поиску доказательств и привлечения к ответственности виновников продолжается до сих пор. Этим делом занимаются 34 следователей Управления специальных расследований Генеральной прокуратуры. Общий объём уголовных производств по расследуемым ими делам Майдана – 2300 томов. За два года было проведено свыше 9 с половиной тысяч следственных действий и допрошено почти 6 тысяч свидетелей и потерпевших и назначено более 1800 экспертиз». И ни слова про тех, кто начал стрелять, хотя некоторые из них не то, что не скрываются – свободно раздают интервью.

Теперь об «успехах революции». Одним из них, видимо, является тот факт, что экономика Украины находится на грани «нервного срыва». Это лишний раз подтверждает ситуация в горно-металлургической отрасли. Как заявил на днях украинскому «Общественному радио» президент объединения предприятий «Металлургпром» Александр Каленков, такой критической ситуации, в которой сейчас находятся украинские горно-металлургические компании, «не было последние 15-20 лет».
Также к «успехам революции», по всей видимости, стоит отнести всё большее разочарование в ней европейцев, до поры до времени упорно закрывавших глаза на «другую правду». Одним из её проявлений стал фильм французского режиссёра Поля Морейры «Маски революции», где последний рассказывает о националистической и «госдеповской» изнанке «Революции достоинства». Аккурат в нынешнюю годовщину Майдана этот фильм показали и в Польше — украинское посольство охарактеризовало это как «недружественный жест». Ещё один такой жест недавно продемонстрировали Нидерланды, граждане которой высказались против ассоциации Украины с ЕС – ради чего, собственно, и затевался Евромайдан.

Самый ощутимый для Украины «успех революции», мина замедленного действия, заложенная под страну — небывалая по своим масштабам русофобия. Как поёт в своей песне, посвящённой итогам этой самой революции, один из киевских музыкантов: «Хочешь попасть ты на корриду, а не знаешь как? Разверни в центре Киева российский флаг. И набегут толпою быки и вурдалаки…».

Что же касается достоинства, которым прикрывается одноименная майданная заварушка, один простой пример. Американский вице-президент Байден, чьи визиты на Украину воспринимаются как приезд «вышестоящего начальства», только за прошлую неделю дважды говорил с президентом Порошенко по телефону, видимо, учил, как руководить. А в декабре прошлого года американский куратор и вовсе признался журналистам, что общается с украинским президентом чаще, чем со своей женой. Поскольку Украина, по его словам, «остаётся в зоне пристального внимания руководства США».

Само слово «достоинство» имеет два значения. Первое – морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности. Второе – стоимость, ценность денежного знака. Вопрос в том, о каком именно достоинстве применительно к вышесказанному идёт речь.