Меня всегда напрягало, что мир устроен для середнячков — типичных дяденек и тётенек со средними зарплатами, скучными мечтами и глазами полными тоски.

Посудите сами, если ты чуть—чуть выше кем—то определённой нормы, то в автобусе будешь биться головой об аварийный люк, а в магазинах не находить подходящей одежды и обуви. Если ты чуть ниже, то кнопка лифта с цифрой «9» тебе уже не доступна, а выключатель света достанешь только с табуретки. Собственно, то же самое с потребностями. В книжных магазинах сразу и не найдёшь Тору, Библию, Коран или того же Освальда Шпенглер «Закат Европы». Пробовала, на полках в отделах «Религия» и «Философия» коварно подстерегают «Как стать стервой» и «Настройся на магию кошелька».

Порадовала недавно и высокопоставленная чиновница, рассуждавшая про импортозамещение (тьфу на эту новую реальность с её терминами, даже Word их не признает), мол, нашим людям нужны шпроты и дешёвая сайра, зачем типичному россиянину лакомиться омарами. Да, дорогие, неча морду баловать! И можно было бы согласиться, закатать губу обратно, но позвольте, в нашей стране вылавливают 80% омаров, которые потом будут нежиться в лимоне и зелени на тарелке тех, кто имеет на них право. Мы почему—то не имеем. Страна наша, кризис наш, рубль тоже, а вот омары, нефть, газ и алмазы — нет.

Середнячков большинство, они стройными рядами неторопливой и покорной биомассы вместо черепахи держат этот мир.

Вы знаете, в последние полгода я полюбила середнячков. Этих осоловевших от жары тёток в электричках, которые спешат на дачу покормить кроликов и внука, краснолицых мужиков, пропадающих в гаражах. Они отзывчивее: сунут тебе оброненную купюру и матюгнут, придержат дверь, починят кран, поделятся домкратом и посоветуют, к какой иконе подойти помолиться. Они редко говорят о политике и не рассуждают о тонких материях, они делают своё маленькое дело.

Экстравагантных личностей, которые пытаются навязать свои политические взгляды, стало пугающе много. На мой взгляд, политические, религиозные и половые предпочтения — это интимное. Вы можете поделиться этим с близкими, но навязывать знакомым, коллегам, прохожим, клиентам, пассажирам, пациентам не имеете права. Это так же пошло, как махать своими грязными носками или кричать, что у вас подтвердился сифилис.

Читая новостную ленту, не вскрикивайте от боли или восторга, поясняя испуганным коллегам, что же на политической арене такого случилось. Не нужно поднимать эти темы в лифте, маршрутках, деловой переписке и на дружеских чаепитиях.

Мы устали от политики. Мы устали от плохих новостей. Хочется споров — идите на сайты региональных, федеральных, иностранных СМИ. В жаркой полемике отстаивайте свою точку зрения, не надо в это вовлекать знакомых. Друзей, пап—мам, мужа—жену — пожалуйста, знакомых и малознакомых людей, которые на 70% составляют наш френд—список — не стоит.

По примеру Флер Форсайт я долгое время коллекционировала людей. Не травила и засушивала, не подвешивала в коконе к потолку, просто заводила и поддерживала интересные знакомства. Как же я пожалела об этом в период санкций, Эболы и ИГИЛ (террористической организацией, запрещённой на территории РФ).

В моём френд—листе оказались ура—патриоты и либералы. Они делили Крым на «наш» и «не наш», потом обсуждали качели, на которых забавляются нефть и рубль, мимоходом кричали про Путина, Сталина и Госдеп. Я тихонечко отписывалась от их рассылки, но они настойчиво лезли в комментарии учить меня жизни и любви к Родине.

Я не изменила своё отношение к Арбениной, Земфире, Макаревичу, Шевчуку. Я люблю их тексты, читаю, напеваю, опираюсь на них, как на костыли в тяжёлые моменты. Я не изменила своё отношение к Ахеджаковой. Мне плевать на все упрёки «нашистов» в адрес Александра Солженицына. Ребят, осильте хотя бы пару его романов. Глазки болят? Тогда кирку в зубы и вперёд на рудники. Может тогда ваша активная глупость перейдёт в разряд пассивной тупости.

Я на самом деле боюсь выходцев из «Селигера». Не знаю, что за кашу они ели на своих «круглых столах» и пресс—конференциях, но в крови их теперь течёт ярая нетерпимость к инакомыслящим. «Кто там шагает правой? Левой! Левой!»

Почему сейчас все ужасаются роликам террористической организации, и никто не вспоминает, как в 2010 году милые детки со смены «Я—лидер» воткнули колы с головами «врагов российской власти» и скандировали «Мы вам не рады». Напомню, что кроме Кондолизы Райс, «белая кость российской молодёжи» отрезала головы Николаю Сванидзе, 83—летней правозащитницы Людмилы Алексеевой, Юрию Шевчуку. Все ура—патриотство началось с этого полигона ненависти. Молодых и не очень людей научили там не просто вешать ярлык «враг народа», но и люто ненавидеть.

Бешеная слюна текла изо рта «нашиста», который заставлял меня любить Сталина. Доводы, что мои родственники пострадали от сталинских репрессий, а Великая Победа принадлежит советскому народу, а не одному человеку не находили отклика. И если бы ура—патриотам в Курске разрешили устроить массовую казнь, меня бы на Красную площадь притащили в мешке, ибо гражданство РФ у меня отобрать уже порывались.

Меня тошнит от либералов и их «пора валить». «А знаешь, сколько мне заплатят, если я напишу про Путина, губернатора и русское пьянство как национальный признак?» — глаза коллеги горели адским огнём. Не знаю и знать не хочу. Мне противны ваши липкие рукопожатия и не менее липкие взгляды, крысиное желание подкопать и найти червоточину в самом слове «благо». Вы скрываете свои фамилии и подлинные мотивы. Вы прогнили быстрее, чем «эта страна».

Я «за» свободу слова, мысли, выбора. Недавно вычитала фразу, которая помогает примириться с реальностью, в которой нельзя идиотам из группы в соцсети шутить над смертью Жанны Фриске, но другим идиотам из газеты можно шутить над Христом, Аллахом и детьми в Беслане: " Я могу ненавидеть вас за вашу точку зрения, но я отдам жизнь, чтобы вы имели право ее высказать. Я — журналист".

Я — не Шарли, я — не Донбасс, я — не Фриске и не Земфира. Я против ярлыков. Оставайтесь людьми.